Владимир Степанов
Степанов, В.А. Социальные медиа в зеркале белорусских СМИ (на примере газеты «СБ: Беларусь сегодня» / В.А. Степанов // Беларусь глазами молодых аналитиков: тез. I Респ. науч.-практ. конф. «Повестка–2015», Минск, 26–27 сент. 2013 г. / редкол.: С.Г. Голубев [и др.]. – Минск: Изд. центр БГУ, 2013. – С. 141–144
Publication year: 2013

«СБ» — крупнейшее общественно-политическое издание, которое выходит тиражом более 400 тыс. экземпляров. По данным ИАЦ на июль 2010 г., «СБ» занимает второе место по востребованности среди массовых республиканских газет, третье — по качеству материалов.

 

Более 90 % жителей Беларуси доверяют публикациям газеты. С точки зрения теории медиа «СБ» создает в своих материалах социальный конструкт белорусской реальности. Медиатексты «СБ» как издания Администрации Президента — это властный дискурс, проекция государственной идеологии с ее установками, ценностями, стереотипами. И с этой позиции ракурс освещения темы социальных медиа, расстановка акцентов показывают отношение государства к новейшим коммуникационным технологиям и его понимание их потенциала.

Анализ текстов, посвященных социальным медиа (поиск по ключевым словам; охват — середина мая 2010 г. — начало июня 2013 г.), показывает, что в целом отношение «СБ» к социальным сетям, блогам, а также порожденным ими социокультурным феноменам критическое — негативные аспекты акцентируются, положительные упоминаются с осторожностью. За указанный период в газете вышло около 50 оригинальных публикаций, большая часть которых связана с темой информационной безопасности.

Образ социальных медиа, который конструирует «СБ», — «инструмент шпионажа и контроля». Этот образ обыгрывается как в критических публикациях, так и в текстах положительной тональности, где милиция и силовые органы в целом раскрывают преступления, находят нарушителей, «выуживая» информацию из соцмедиа. В заголовках используются характерные метафоры: «накрыли сетью», «ловят социальной сетью», «сеть приносит улов», «дети в порносетке», «от твиттера не спрятаться, не скрыться». Это образ паучьей, рыбачьей сети, пут — и всепроникающей и всеохватной системы одновременно.

Издание предупреждает о том, что соцсети: 1) угрожают приватности («Фейсбук — находка для врага», 20.09.2012; «Досье на себя», 26.02.2013), 2) подменяют «реальную» социальность («В виртуальности человек исчезнет как вид», 14.03.2012), 3) плодят пиратство («Песенка спета», 22.01.2011; «Пираты идут на абордаж», 15.03.2013), 4) вредят детям — за счет обилия порнографии и общения с сомнительными личностями («Говорить правду — плохо», 05.12.2012; «Дети в порносетке», 07.08.2012), 5) способны уничтожить репутацию (в Столбцах мальчик создал фейк-аккаунт своей одноклассницы, от лица которой писал «оскорбления и циничные скабрезности», — «Как бороться с клонами в сети?», 15.05.2010). В ряде публикаций не дается каких-либо оценок социальным медиа, но ситуации, которые в них описываются, создают негативный образ: «„Оля — ура“. Именно так называется группа в соцсети „ВКонтакте“, посвященная 14-летней деревенской девочке… И подобных сообществ — десятки» («Дети не любят детей», 30.11.2012).

Достаточно часто соцмедиа фигурируют как инструмент, который облегчает работу правоохранительных органов. Милиция наказала 50-летнюю жительницу Щучина, которая «предстала на снимке в костюме Евы» и разместила порнографию («Опасные прогулки по Интернету», 23.12.2011), дала 15 суток «стриптизеру из Борисова», выложившему свой танец на страничку в соцсети («Борисовский „стриптизер“ получил 15 суток ареста», 11.01.2013), поймала нарушителя, который нанес телесные повреждения и «хвастался тем, что совершил» в социальных сетях («Бандитов накрыли сетью. Социальной», 14.09.2012), разыскала пропавших детей («Дети убегают из дома», 30.05.2013). Налоговые инспектора отыскивают неплательщиков налогов («Неплательщиков ловят социальной сетью», 07.09.2012). Судебный исполнитель Хозяйственного суда Витебской области находит «тех, кто не торопится исполнять судебные решения», и сообщает об аукционах («Сеть приносит богатый улов», 03.04.2013). Газета ссылается на зарубежный опыт использования соцмедиа в работе правоохранительных органов (14.09.2012).

По частоте упоминаний случаев эффективного использования соцмедиа в работе лидирует МВД: акция «Перехват» и ее дочерние проекты системно освещаются в издании («Сайт минской милиции начал работать в Twitter и LiveJournal», 02.05.2010; «От твиттера не спрятаться, не скрыться», 21.02.2012; «Перестройка в стиле модерн», 29.05.2012; «Минская милиция в социальной сети „ВКонтакте“ взялась за городских вандалов», 14.08.2012). Регулярные информационные поводы дает управление «К» (например: «Жертвами „ОКовых“ мошенников стали уже не менее 50 человек», 27.02.2012).

Преобладание «охранительных» подходов и явный перевес вопросов безопасности объясняются рефлексией по поводу «твиттер-революций». Сразу несколько крупных материалов посвящены критике «политпригодности» соцмедиа: «Чем бы дитя ни тешилось» (01.07.2011), «Недетские игры» (09.06.2011).

Однако из-за подобного подхода создается искаженное представление о том, что соцмедиа могут применять лишь силовые ведомства —либо как «горячую линию», либо как инструмент слежки (показателен опрос, проведенный газетой: «Должен ли работодатель следить за активностью подчиненных в социальных сетях?», 31.01.2013).

Социальные медиа при такой трактовке воспринимаются исключительно как форма отрицательной обратной связи (сбор информации о системе), в то время как они могут стать инструментом по вовлечению граждан в социальную активность, формой положительной обратной связи (преобразования в системе).

Небольшое количество материалов освещают потенциал соцмедиа: 1) как средства трансинституциональной, безбарьерной коммуникации («Первым в Беларуси ректором-блогером стал руководитель БГУ Сергей Абламейко», 20.01.2011; «Власть от блога» (спор-площадка), 27.07.2010; «Чиновники уходят в блогосферу», 29.02.2012), 2) как нового формата «публичной сферы» Ю. Хабермаса, дискуссионного пространства (серия публикаций о проекте «Умные сети»: «Мысль материальна» (12.10.2012); «Умные сети» (30.03.2013), 3) как информационной инфраструктуры, обеспечивающей существование новой формы социальных групп — самоорганизующихся «сообществ» (борьба с педофилами — проект «Оккупай-Педофиляй», 14.05.2011, белорусский аналог — «Стоп, ублюдки!», 07.06.2013; «Facebook поможет в решении проблемы нехватки донорских органов», 02.05.2012). Положительно можно оценить и аналитические тексты, где обсуждаются разные аспекты социальных медиа: «Шоу будущего» (17.02.2011), «Wласть — совет@м» (24.09.2011), «Кого вытянули социальные сети» (05.02.2013).

В то же время развитие самой сферы социальных медиа (белорусской блогосферы, сектора твиттер, групп в соцсетях) практически не освещается (за исключением материала о гомельском предпринимателе П. Ланкине, который предложил «генетическую» социальную сеть, —«Генетически модифицированный Интернет», 02.09.2011). Однако с учетом того, что социальные медиа не только становятся «цифровой» версией социальных структур и взаимодействий, но и порождают собственные институты, феномены, нормы, культурные явления, их разностороннее осмысление в СМИ с каждым днем все более необходимо.