List

Тезисы выступления на Экспертно-медийном форуме «Информационная безопасность Союзного государства: современные вызовы и новые технологии» 18 ноября 2020 года.

Рассуждая о том, как новые медиа меняют журналистику и как на это нужно реагировать, мы обычно фокусируемся на технологической стороне вопроса – говорим о внедрении новых инструментов, форматах вещания, освоении новых интернет-платформ, таких как социальные медиа, мессенджеры.

Но мы не должны сводить дискуссию о проблемах журналистики на современном этапе и о ее будущем исключительно к конфликту технологий, условно говоря, «битве буквы и цифры».

Нужно признать, что не менее, а то и более важным является разговор о том, как технологии вынуждают СМИ пересматривать свои не столько творческие сколько экономические, организационные модели. Меняют структуру медиарынка, заставляют переосмысливать функции журналистики в обществе и некоторые ее базовые постулаты.


Новые игроки на медиарынке социальные онлайн-платформы вроде Facebook, YouTube, Twitter – становятся новыми медиамагнатами, диктуя СМИ экономические и даже творческие правила игры.

С одной стороны, СМИ вынуждены сотрудничать с платформами, ведь это существенный канал для потребления новостной информации, среда для распространения контента. С другой – они оказываются в зависимом положении.

Еще большая проблема в том, что социальные платформы аккумулируют колоссальные объемы информации и формируют повестку для миллиардов людей. При этом можно говорить о политической ангажированности платформ и даже о цензуре с их стороны.

Ситуации, когда транснациональные корпорации вроде Facebook, начинают определять правила игры в медиасистемах отдельных стран, можно назвать угрозой информационной безопасности.

Франция, Германия, Турция, Индия, США – все больше государств стремятся ограничить влияние технологических корпораций на собственный медиарынок. Чаще всего в журналистском сообществе подобные инициативы маркируются однозначно плохо – дискуссия сразу переходит в плоскость «удушения свободы прессы», «цензуры», хотя определенное регулирование при наличии четко прописанных и транспарентных процедур все же представляется необходимым шагом.

Одной из точкой приложения совместных усилий в рамках Союзного государства может стать обмен опытом в разработке нормативно-правовых актов, регулирующих деятельность социальных медиа на территории Беларуси и России.


Интернет-платформы стали социальным лифтом для миллионов талантливых авторов – инфлюенсеров, лидеров мнений, блогеров, которые перетягивают внимание и доверие аудитории на себя.

Для аудитории эффект был примерно таким, как если бы много лет она жила с 2-3 кнопками на пульте ТВ, а потом вдруг установила спутниковую тарелку с 1000 каналами.

Совсем не случайно, что в профессиональных опросах журналистов, проведенных в 2019 году, угроза того, что социальные медиа и инфлюенсеры обойдут традиционные медиа называлась чаще всего.

В противовес традиционным СМИ, стремящимся к охвату больших социальных групп, эти «информационные предприниматели» работают точечно, адресно, гиперлокально.

Вопрос доверия к новым каналам и медийным проектам требует дополнительных исследований, но косвенно можно сказать, что оно растет. Я бы обозначил вызов следующим образом: проблема не в том, что люди все больше склонны верить Telegram-каналам – проблема в том, что они все меньше верят коллективам СМИ, профессиональным журналистам.

Возможно, глубинные причины в том, что концептуально журналистика как общественный институт еще осталась в позднесоветских временах.

Да, СМИ все более современны в технологическом плане, но концептуально – с точки зрения адекватного представления о функциях в обществе, взаимоотношении с другими социальными институтами – еще нет.Несомненно, журналисты и информируют, и развлекают, и воспитывают. Конечно, они проводят идеологию разных социальных групп, выполняя функцию политическую. Но функция обратной связи, как кажется, отошла сегодня на второй план.

Рискну предположить, что одна из причин снижения доверия к СМИ, журналистам – в том, что аудитория осознает себя объектом воздействия, а не субъектом.

Новые медиа – я имею в виду социальные интернет-платформы – как раз строились по обратному принципу, снизу вверх и всегда подчеркивали, что аудитория – их главный субъект.

СМИ не задействуют сегодня потенциал массовой аудитории. Они не выступают инструментом сильной обратной связи, ретранслятором и усилителем настроений читателей и зрителей. В лучшем случае СМИ довольствуются тем, что улавливают отдельные критические сигналы снизу.

Переосмысление акцентов в работе СМИ неизбежно приведет к переосмыслению характера их взаимодействия с властью, потребует иной, возможно, более гибкой модели управления ими, иного порядка финансирования. Но подобная концептуальная модернизация института гораздо важнее, чем просто технологическое переоснащение. В противном случае мы будем наблюдать, как аудитория продолжит утекать от СМИ в сторону блогеров, активных интернет-пользователей.

Совершенствование управления СМИ, медиасистемой в целом, апробация новых форматов финансирования — серьезная задача, которая может решаться с опорой на возможности Союзного государства.


Половина опрошенных редакторов во всем мире признается, что поиск квалифицированных кадров является для них сегодня одним из ключевых вызовов. Эта проблема тесно связана с вопросами образования: новые условия работы требуют новых навыков, повышают требования к учебным программам.

Система образования инертна, часто негибка. Учебные планы не успевают обновляться с той скоростью, с которой происходят изменения в индустрии.

Исторически журналистское образование филологическое, с большим акцентом на лингвистике, литературах. В этом нет ничего плохого, но мы видим нехватку социологических, политологических знаний.

Медиа – одна из высокотехнологичных отраслей, и хотя журналист это в первую очередь творческий сотрудник, он должен иметь хотя бы базовые навыки работы с ИКТ, не бояться слов «программирование», «работа с данными». И здесь могут помочь лишь междисциплинарные связи и привлечение тренеров-практиков.

К сожалению, сотрудничество со СМИ и практиками оставляет желать лучшего – не всегда есть понимание, что высшая школа не преподносит гениев на блюдечке – от практиков также требуется активное участие в подготовке специалиста.

Как же придать журналистскому образованию дополнительный импульс? Возможно, чтобы успеть за темпами отрасли и аккумулировать ресурсы в кратчайшие сроки стоит объединить наработки разных вузов России и Беларуси и предложить программы межвузовского обмена студентами и преподавателями, совместные медиаобразовательные проекты Союзного государства. А в контексте текущей ситуации – почему бы не говорить о встраивании в учебные планы отдельных дистанционных модулей, которые подготовлены вузами-партнерами.

Полное видео выступления: YouTube, Национальный пресс-центр Республики Беларусь